Курсы и лекции о дизайне
для профессионалов и любителей
Войти в личный кабинет

Тренд на советское прошлое

Тренд на советское прошлое

Ольга Косырева шутит, что за время работы в журналах о дизайне приобрела столько компетенций, что, просыпаясь утром, может решать, кем ей сегодня хочется быть. В первую очередь, она журналист и редактор специализированных изданий, преподаватель и лектор. В Челябинск теоретик дизайна прибыла по приглашению компании «Дом Кафеля», чтобы прокачать местную аудиторию. Почему не стоит выбрасывать советскую мебель и какие интерьеры сегодня в тренде – об этом Ольга рассказала в эксклюзивном интервью «Плану Б».

Опубликовано в журнале «План Б» (Челябинск) ,
июнь-июль 2018 г.

– Ольга, я знаю о театральных и арт-критиках, а вот о дизайн-критиках, к которым вы причисляете себя, ничего не слышала. Расскажите, что это за специальность?

– Я больше15 лет проработала автором и редактором в интерьерных изданиях. Журналистская и редакторская работа была основной моей деятельностью до начала 2010-х. Но потом у меня появилась потребность делиться накопленными знаниями. И я стала преподавать, в том числе в небезызвестной московской школе дизайна «Детали», обучая практикующих дизайнеров и студентов. Все остальные компетенции: дизайн-критик, дизайн-промоутер, историк дизайна вытекли из основной деятельности. Особенно меня увлекает история. Ведь все, что происходит в современности, имеет предпосылки в прошлом. Отдельного внимания заслуживает новейшая история, то, что происходит здесь и сейчас. Чтобы осмыслить события, современниками которых мы являемся, надо уметь дистанцироваться. Что же касается специальности «дизайн-критик», то я ее придумала сама, ориентируясь на остальные области художественной и околохудожественной критики. Отмечу, что для меня дизайн-критик – это не тот, кто порицает, а тот, кто анализирует. Это человек, который обладает пытливым критическим умом. То есть я собираю информацию, провожу параллели, делаю выводы и, адаптируя их для аудитории, выдаю материал в виде лекций и интенсивов.

– Вы читаете лекции об интерьерной моде и тут же добавляете, что интерьеры не должны разительно отличаться от экстерьеров. Какой стиль вы бы посоветовали челябинским квартирам, если 80% застройки в городе – панельное жилье?

– Безусловно, любимая многими бизнесменами псевдоклассика не уместна в панельном доме. На самом деле слово «уют» не созвучно стилю современных буржуа – «рококо-барокко». Это были королевские стили, предназначенные для роскошных дворцов, поэтому они выглядят нелепо в наших домах, основным акцентом на фасадах которых стала яркая краска, а не лепной декор. Зато в панельном доме легко уживутся вещи современного дизайна. Для его оформления актуальна современная версия модернизма, которая не чурается элементов уюта в виде ковров, текстиля и светильников. Сегодня популярен и хай-тек, хотя он редко встречается в чистом виде. А вообще мы недооцениваем панельную застройку. Однажды в Москву приехал интерьерный фотограф Фриц фон дер Шуленбург, чьи интерьерные снимки появлялись буквально в каждом номере русского AD и других известных журналах. Я пригласила его зайти в гости, чтобы посмотреть на типичную советскую квартиру. Я тогда жила в стандартном 16-этажном панельном доме с «махровым» позднесоветским интерьером, где «главными героями» обстановки были плюшевые кресла, югославский полированный гарнитур и смешные оранжевые плафоны в форме тыковок. Я никогда не забуду реакцию Шуленбурга, который еще на подходах к квартире, обведя глазами лестничный проем, восхищенно сказал: «Боже мой, ну чистый Баухаус». Как вы знаете, Баухаус – направление в архитектуре, провозгласившее отказ от украшательств. Во главе угла ставился практичный и рациональный подход к строительству зданий. В этом стиле работали известные модернисты XX века: Людвиг Мис ван дер Роэ например, а также знаменитый архитектор теоретик архитектуры Ле Корбюзье.

– Вы хотите сказать, что мы зря ругаем панельную застройку?

– У нас действительно недооценена поздняя советская архитектура. Конечно, ее было много, местами она была бездушна, несоразмерна человеку и чрезмерно индустриализирована. Вот эта смешная история из фильма «Ирония судьбы», когда герой перепутал квартиры, она же действительно могла произойти в реальности. Индустриальное производство позволяло строить одинаковые дома по всей стране. Это безусловный недостаток подобной архитектуры. Но вместе с тем у нее было и много достоинств. Она выросла из Баухауса – первого направления в ХХ веке, которое сделало ставку на чистые прямые линии и прямые углы. Да, это не точная копия построек отцов-основателей модернизма, но, тем не менее, принципы ее построения, типы помещений, логика планировок, остекление – все это соответствует тому, что закладывали классики. Это и практично, и прекрасно, если правильно этим пользоваться.

Когда у нас, например, ругают «хрущевки», то совершенно не учитывают исторического контекста. А ведь строительство пятиэтажек дало огромному числу людей возможность жить в отдельной квартире. Люди переезжали в них из бараков, коммуналок и общежитий. И это квартиры, которые были скопированы с лучших западных образцов. Не надо забывать, что создатели «хрущевок» ездили в Америку, чтобы подсмотреть там передовые идеи. Нетрудно догадаться, что двухкомнатная «хрущевка» предполагает удобный сценарий проживания для одного или двух человек. Это то, что в Америке называется «one bedroom apartment», то есть квартира с одной жилой комнатой и одной спальней. Если в семье есть ребенок, то ей нужен, как минимум, «two bedroom apartment», и так далее. Но ситуация советского времени была такова, что в этих квартирах проживало гораздо больше людей, чем рассчитывалось. В них до сих пор живет по три поколения и понятно, почему они проклинают такие «апартаменты».

Сегодня изменились манера и стиль жизни, но модернистские жилые дома 1070-х годов не исчерпали своих возможностей. Особенно если их подвергнуть некоторой реконструкции. К примеру, в моей квартире, которая как я уже говорила, расположена в панельном доме, сделана отличная перепланировка. Мы большим проемом соединили изолированную кухню с жилой комнатой, и настроение дома поменялось: он стал светлее, просторнее, кругов по дому мы теперь наматываем меньше, а кухня перестала быть нежилым помещением, превратившись в маленькую гостиную с диваном.

И потом, кто вам сказал, что современные дома лучше советских? У них тоже есть свои плюсы и минусы. Из последних – невысокая высота потолков, которая после ремонта уменьшается еще на 15-30 см, и небольшое количество окон, не соответствующее глубине самих помещений. И работать приходится с этими недостатками. Потому что без эргономики нет места декору. А любое «рококо-барокко» – это всего лишь финтифлюшки, не имеющие к функциональности и комфорту никакого отношения. Красота начинается с грамотной планировки.

Сегодня это особенно важно, ведь многие из нас работают дома. Все больше компаний предпочитают держать сотрудников на удаленке, чем содержать дорогие офисы. Для Москвы с ее нескончаемыми пробками это уже норма жизни. Помню, как я похвалила виды из окон одного крутого бизнес-пространства, руководитель которого тут же спросил меня, где расположено мое рабочее место. И я ответила, мол, у меня нет такой роскошной обстановки, но у моего рабочего кабинета есть один неоспоримый плюс: он находится в двух метрах от кровати, и я могу продефилировать туда в нижнем белье. Изменилось и само рабочее место. Я редко вижу в квартирах стационарные компьютеры. Для того чтобы работать дома, достаточно положить лэптоп на колени. У меня самой один ноутбук сменяет другой и каждый следующий меньше и легче предыдущего. Поэтому, чтобы организовать место для работы, больше не нужно оформлять кабинет.

– Многие дизайнеры сетуют на то, что им сложно реализовать качественные проекты из-за давления со стороны заказчиков. Как говорится, кто платит, тот и заказывает музыку. Как же тогда создавать вневременные проекты?

– Не всегда дизайнеры работают ради славы, не любой дизайнерский проект входит в анналы и становится в один ряд с работами мэтров и классиков. Конечно, существуют практические соображения, бюджет, экономика процесса. И качество работы дизайнера – это, в первую очередь, удобство, функциональность, соответствие времени и месту, а также экономическим параметрам, заданным заказчиком проекта. С человеком, который нанимает дизайнера и платит ему деньги, а потом будет жить в спроектированном дизайнером доме, нужно уметь работать и общаться, разговаривать. Не хочу сказать, что следует «воспитывать» заказчика, как думают многие. Я не питаю иллюзий, что взрослого человека возможно перевоспитать или заставить что-то сделать по чужой указке, и не считаю, что нужно к этому стремиться. Должно быть взаимопонимание. Дизайнер должен обладать знаниями и авторитетом, чтобы заказчик прислушивался и воспринимал его идеи. Повышению авторитета и известности способствуют и публикация в журналах, и участие в телепроектах. Нужно рассказывать о своей профессии всеми доступными средствами. И начинать надо с ответов на простые вопросы: в чем состоит профессия дизайнера, какие услуги он оказывает. Вот это позволит формировать правильное отношение к профессии, о существовании и смысле которой многие даже не подозревают.

– Вы много ездите по разным городам. Есть ли отличие в работах региональных авторов и столичных?

– Очень часто я вижу интерьеры, в которых нет места экспрессивности, импровизации и легкой небрежности. И неважно, столичные они или провинциальные. Они скучны и однотипны, они настолько вымучены и приглажены, словно начерчены по линейке. Они есть везде, но в регионах, по моим ощущениям, такой «правильности» больше. Однако есть и впечатляющие работы. К примеру, я видела классные общественные интерьеры: отели, кафе, рестораны – в Ростове-на-Дону, Краснодаре, Анапе, Иркутске, Владивостоке. Отличные работы местных дизайнеров. И, между прочим, не всегда высокобюджетные: хорошие идеи можно реализовать и с небольшим бюджетом. Главное, чтобы они были.

– Ольга, у меня в квартире все еще стоят вещи советской обстановки. Скажите, что из них не стоит отправлять на свалку?

– Если у вас есть советская мебель, то ее однозначно не надо выбрасывать. Во всем мире вещи 1970-80-х годов – это уже антиквариат, винтаж, коллекционная категория. Они вполне могут обрести новую жизнь. Кресла, стулья, столики, тумбы, шкафы, торшеры, даже диваны прекрасно переживут реставрацию и прослужат вам долгие годы. Важно, чтобы они были качественными и добротными, выполненными из качественных материалов, дерева или ДСП со шпоном, металлические отделки на них – из латуни или других сплавов, не облезающее покрытие, а настоящий металл. Еще я бы однозначно «приютила» фарфор, хрусталь и стекло того времени. Это вечные вещи, которые сегодня стали антиквариатом. Аналогичные современные – в разы дороже, и их надо уметь найти среди гор штампованного ширпотреба. Не выбрасывайте советские ковры – западные дизайнеры преображают их с помощью вышивки поверх старого рисунка или необычных заплат, и вы тоже так можете. А избавиться можно от дешевых, штампованных и растиражированных вещей, сделанных из потерявшего вид пластика или ламинированной дсп.

Хочу отметить: все, что осталось у вас от бабушки – это ваша персональная история. И поверьте: ваш интерьер будет личностным и интересным, если он начнется не с обстановки, купленной в магазине, а со старого, видавшего виды шкафа, о котором столько всего можно рассказать.